четверг, 28 апреля 2011 г.

«Ген ярости»: правда или вымысел?

Исследования, посвящённые «гену ярости», в большинстве случаев выдают желаемое за действительное и не соответствуют строгим критериям. Но специфика темы обеспечивает таким «работам» неизменную популярность.
«Великие воины маори», театрализованное представление (фото SparkyLeigh).

Успехи молекулярной биологии имеют один крупный побочный эффект, который выражается в том, что гены оказываются причиной всего на свете — математических способностей, любви к шахматам, нелюбви к классическому вокалу, тяги к алкоголю, и прочая, и прочая. При этом часто подобные «гены» оказываются не более чем риторическими фигурами, имеющими корни в не самых добросовестных научных исследованиях. Один из ярчайших примеров — так называемый ген ярости.
По словам Джона Хоргана, обозревателя журнала Scientific American, шум вокруг этого гена велик даже по меркам общего «генетического безумия». Шоу с участием медиапсихологов демонстрируют почтеннейшей публике людей «с повышенной агрессивностью», после чего проведённый опять-таки на глазах у народа генетический тест обнаруживает у героев передачи пресловутый «ген ярости». «Но не бойтесь, — радостно улыбается в камеру местный малахов, — если у вас есть этот ген — это не приговор, а всего лишь указание на то, что вам следует избегать ситуаций, провоцирующих вас на потерю контроля и агрессивное поведение». Тут же даются контактные сведения коммерческих лабораторий, которые с радостью — и за ваши деньги — проверят, не похожи ли вы генетически на знаменитых скандинавских берсерков, которые в бою рвали противников голыми руками.

Между тем история гена ярости представляет собой исключительный пример научных допущений, догадок и скверной статистики. Всё началось в 1990-х, когда был обнаружен ген фермента моноамин-оксидазы А (МАОА) (этот фермент регулирует работу в головном мозгу нейромедиаторов допамина и серотонина). Ген этого белка находится — внимание — на половой Х-хромосоме. Первая статистика была получена на материале одной датской семьи, в которой все мужчины чем-нибудь, но отличились: двое были поджигателями, третий переехал на автомобиле своего начальника, ещё один изнасиловал сестру и пытался заколоть вилкой надзирателя в психлечебнице. Все обладали исключительно злобным характером, были слегка заторможены в развитии, и у всех отсутствовал фермент МОАО, что говорило о дефекте в соответствующем гене.

Чуть позже обнаружили аллель этого гена — МОАО-L. Он давал меньший уровень фермента, и его носители опять-таки выделялись агрессивностью. Эта корреляция становилась особенно заметной, если её искали среди людей с какой-либо детской травмой. Ген МОАО-L нашли у обезьян, что позволило связать его с развитием человека и социальных отношений: обычный ген МОАО подавлял агрессивность, его вариант МОАО-L агрессивности способствовал. Наконец, в 2004 году со страниц журнала Science впервые прозвучало это словосочетание: «ген ярости».

Подоспела и статистика по расам. В 2007 году новозеландские исследователи сообщили, что «ген ярости», МАОА-L, несут 56% мужчин маори. Тут же было упомянуто, что «маори всегда были бесстрашными воинами». Сама статистика выглядела так: в исследование попали 46 мужчин, у которых порой только один из родителей принадлежал к упомянутому племени. Те же авторы сообщали, что у европейцев встречаемость этого гена равна примерно 34%, у чернокожих — 59%, у монголоидов — 77%.

В 2009 году криминалисты из Университета Флориды сообщили, что ген МОАО-L характерен для участников уличных банд. Правда, при этом они оставили без внимания тот «пустячный» факт, что бóльшая часть носителей этого гена вообще не состояла ни в каких бандах, а кроме того, лишь 40% уличных бандитов имели в геноме МОАО-L.

Наконец, в том же 2009-м появилась, как считается, главная работа, посвящённая «гену ярости». Её авторы ставили психологический эксперимент, в ходе которого участники получали какую-то сумму денег. При этом часть испытуемых считала, что коллеги их обманывают, что пробуждало в них «поведенческую агрессию». Мерилом последней было стремление незаметно накормить обманщика острым соусом. Более агрессивные подопытные имели в геноме «ген ярости». Статья, опубликованная в журнале PNAS, открыла «гену ярости» дорогу к заинтересованной общественности.

Но даже если закрыть глаза на более чем странное определение поведенческой агрессии, замешенное на «остром соусе», публикация предлагает столь же зыбкую статистику для тех смелых выводов, что там сделаны. В исследовании принимали участие 70 людей, половина из них имела этот ген. 75% из этой половины проявляла «агрессию», когда им казалось, что их обманывают. Однако ту же самую «агрессию» выказывали 62% не имеющих «гена ярости». Более того, когда испытуемых обманывали на меньшую сумму, поведенческих различий между двумя группами не было вообще.

Как это часто бывает (а в данном случае это очень заметно), «жёлтая прожаренность» темы заставляет забыть о таких скучных вещах, как статистическая ошибка, статистическая недостоверность различий и некорректная постановка эксперимента. Кроме того, если верны подсчёты тех, кто анализировал распределение «гена ярости» по расам, то Китай должен был просто-таки разорвать себя от «врождённой ярости».

Скорее всего, «ген ярости» можно с чистой совестью поставить в ту же славную шеренгу, в которой уже находятся «ген гомосексуализма», «ген веры», «ген высокого IQ», «ген алкоголизма», «ген азартных игр» и «ген либерализма». Все эти «гены», включая «ген ярости», произросли из двух факторов. Первый — это неустанные поиски совпадений между тысячами генов и тысячами признаков, которые ведут к ложноположительным результатам, особенно если в качестве признака выбираются такие зыбкие и двусмысленные понятия, как «детская травма» и «агрессивность». Второй фактор — неустанный интерес СМИ к подобной «психогенетической» тематике, начиная с серьёзных научных журналов и заканчивая малаховыми.

Современные исследования «гена ярости» заставляют вспомнить работы 1960-х годов, когда — вы будете смеяться — тоже обнаружили «ген ярости». Это было связано с открытием XYY-синдрома. У девяти мужчин обнаружили лишнюю Y-хромосому и мгновенно связали её с буйным поведением владельцев. (Напомним, что «ген ярости» МОАО-L находится в Х-хромосоме.) В совпадении не было ничего удивительного: все девятеро были пациентами отделения для буйнопомешанных в психиатрической клинике. Дальнейшие изыскания проводились опять-таки в больницах и тюрьмах, где порой попадались «суперсамцы». Далее, как нетрудно догадаться, последовал вал журнальных публикаций, книг, фильмов и телепередач. В 1993 году под эгидой Национальной академии наук США вышла работа, в которой утверждалось отсутствие корреляции между лишней Y-хромосомой и агрессивностью. В конце концов, XYY-синдром встречается у одного мужчины из тысячи. Но было поздно: «агрессивность» лишней хромосомы прочно вошла в массовое сознание.

Беда в том, что подобные исследования, в которых, по пословице, ищут «не там, где потеряли, а там, где светло», и ажиотаж, сопровождающий всякую интересную «генетическую» тему, не так уж безобидны. И опасно всё это не только собственно для научного сообщества. Учёные и так знают, что сложные следствия происходят от сложных причин, что бы там ни говорила «общественная среда». Но эта же «среда», оторвав зады от телевизора, с успехом начинает применять удобные упрощения в повседневной жизни. Легко представить себе расистский лозунг, призывающий истребить негров и китайцев ввиду их агрессивности и опасности для белой расы. Но если подобное, к счастью, приходится только представлять, то использование поп-генетики для смягчения приговора, похоже, становится обычной практикой. Человек, зверски убивший женщину, сообщил, что у него плохие гены, и суд квалифицировал его убийство как непредумышленное.

Можно лишь сожалеть о том, что научный прогресс всегда сопровождается, в качестве побочного продукта, богатым набором новейших суеверий.

Подготовлено по материалам Scientific American.

Комментариев нет: